С 1 января 2011 года этот форум больше не работает.

Не пишите сюда сообщения!!!

Перейти на новый форум



АвторСообщение
Генрих
постоянный участник


Не зарегистрирован
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.05.06 00:35. Заголовок: А почему большевики образовали Немреспублику (продолжение)


Уважаемые историки и аналитики и простые посетители этого форума,

для чего или почему большевики образовали Немреспублику? В гражданскую р-немцы
как бы не очень жаловали больщевиков. Пару лет назад вообще были ликвидационные законы.
Германо-русскую элиту в Питере и Москве вырезали или счастливчики успели удрать.
А тут одной из первой - Немреспублика. Ещё весь Кавказ одна республика. .... .

-Был это пряник чтобы не уезжали ?
-Усердно претворяли брестский договор (там чтото было про р-немцев)?
- Хотели образцовый объект создать?





Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Ответов - 122 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]


Bernhardt
постоянный участник


Пост N: 194
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.08 15:25. Заголовок: spack пишет: Один н..


spack пишет:

 цитата:
Один ноль в пользу Студента! Очень печальная ситуация. Кстати, я, далеко не профессионал, а лишь мало-мальски интересующийся историей немецкого Поволжья, в частности, её исторической географией, мои знания находятся в самом-самом зародышевом состоянии, могу подтвердить подобные ситуации, когда в солидных, казалось бы, книгах встречается ошибочная информация



"Закон Соответствия" моего старшего брата. Если вся официальная советская история ХХ столетия выглядит как сплошной миф, то почему ее часть - история Немецкого Поволжья - должна выглядеть по-другому?

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
spack
администратор


Пост N: 1278
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.08 16:02. Заголовок: Bernhardt пишет: &#..


Bernhardt пишет:

 цитата:
"Закон Соответствия" моего старшего брата. Если вся официальная советская история ХХ столетия выглядит как сплошной миф, то почему ее часть - история Немецкого Поволжья - должна выглядеть по-другому?


Эдуард, Вы правы! Тем более, если это касается немецкого Поволжья.

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Студент



Пост N: 211
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.08 22:16. Заголовок: Bernhardt, по профе..


Bernhardt,

по профессии юрист, изучал советское и германское право.

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Bernhardt
постоянный участник


Пост N: 195
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.08 22:38. Заголовок: Имя Тилле Вам о чем-..


Имя Тилле Вам о чем-нибудь говорит?

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Студент



Пост N: 212
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.11.08 23:31. Заголовок: Bernhardt, был тако..


Bernhardt,

был такой профессор в Москве, если не ошибаюсь специалист в области теории права, автор монографии "Время, пространство, закон".


Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Bernhardt
постоянный участник


Пост N: 196
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.11.08 00:27. Заголовок: :sm36: А почему б..




А почему был?

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Студент



Пост N: 213
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.11.08 00:36. Заголовок: Простите, наверное н..


Простите, наверное неправильно выразился. Уже давно не слышал о нём.
Надеюсь он по сей день живёт и здравствует.



Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Bernhardt
постоянный участник


Пост N: 197
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.11.08 01:07. Заголовок: Студент пишет: по п..


Студент пишет:

 цитата:
по профессии юрист



У меня было две версии (исходя из нашей дискуссии о логике) - либо философ, либо юрист.

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Victor
Профессиональный историк


Пост N: 37
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.12.08 12:22. Заголовок: Diese Diskussion ver..


Diese Diskussion verfolge ich mit größtem Interesse. Wollte auch schon mal einsteigen. Doch schrieb ich gerade an einem Artikel, der diese Frage zum Teil behandelt. Der Beitrag "Aus der Entstehungsgeschichte des Kommissariats für deutsche Angelegenheiten im Wolgagebiet" wird im Heimatbuch der Landsmannschaft erscheinen und voraussichtlich nächste Woche ausgeliefert. Ich wäre insbesondere Heinrich und Student dankbar, wenn sie zu diesem Beitrag Stellung nehmen würden.
Sollten beide dieses Heimatbuch nicht bekommen, erhalten sie von mir gern je ein Besprechungsexemplar. Dann sollten sie sich über l.s melden.
Ich freue mich jetzt schon auf eine sachliche Diskussion.
l
Victor

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
silvester
постоянный участник


Пост N: 475
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.12.08 20:25. Заголовок: Два названия одного ..


Два названия одного декрета.
Я так ничего не понял.Что меняется от того,что называется он по другому,а не так как всегда его
писали.И тот кто его подписывал(Радек) и те о ком шла речь,т.е. наши родители испили чашу
страданий сполна.От того ,что потомки узнали,что декрет то назывался не так,а по другому
ничего не изменится.Единственное новое что открывается,это то,кто может скрываться под ником
"Студент".Конечно спасибо за открытие и за упорство.Всё таки труд и не простой.


Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Студент



Пост N: 224
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.08 21:13. Заголовок: Иронию понимаю, но н..


Иронию понимаю, но не разделяю.
Извращение прошлого начинается с мелочей, заканчивается «Кратким курсом истории партии». Книга небольшая, понятно написана и легко читается. Одна беда – лжи слишком много.

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Генрих
постоянный участник


Пост N: 851
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.12.08 23:37. Заголовок: Victor, wird im Hei..


Victor,

 цитата:
wird im Heimatbuch der Landsmannschaft erscheinen und voraussichtlich nächste Woche ausgeliefert.


In dem Heimatbuch 2007/2008 steht nichts drin

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Viktor
постоянный участник


Пост N: 121
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.08 15:13. Заголовок: ......................


...............................................В. Хердт
Хердт Виктор(V. Herdt) – научный сотрудник филиала Института культуры
и истории немцев Северо-Восточной Европы в Геттингене (Германия).


Эрнст Ройтер в России и на Волге

Уже задолго до своего ранения и вынужденного пребывания в России в качестве германского военнопленного Эрнст Ройтер (Ernst Reuter) считался в германских рабочих и социал-демократических кругах знатоком этой страны. В рабочей среде, да и в либеральной тоже, Россия того времени представлялась отнюдь не загадочной, а страной несвободы и тюрем, оплотом черносотенной реакции, по сравнению с которой кайзеровская Германия казалась куда меньшим злом. В качестве главной опасности для будущего Европы видели царскую Россию и германские социал-демократы, причем традиция эта шла еще от отцов европейского коммунизма Карла Маркса и Фридриха Энгельса . В этом же духе мыслил о России и вчерашний студент Эрнст Ройтер . Характерно, что своему циклу лекций о тогдашней России, с которыми он выступал на протяжении всего лета 1914 года по поручению «Германского Союза помощи политическим заключенным и ссыльным России» (Deutscher Hilfsverein für die politischen Gefangenen und Verbannten Russlands), он дал лаконичное название «Из русских застенков». Союз этот сотрудничал с социалистическими эмигрантскими организациями из России, в том числе и с большевистскими. Его поддерживали и представители либеральной творческой интеллигенции, а Томас Манн занимал почетное место в президиуме на первом митинге Союза в Мюнхене .
Нелишне напомнить, что до своего прибытия в Россию Эрнст Ройтер обладал немалым политическим и организационным опытом. Он участвовал в движении за трезвость , за выход рабочих из официальной церкви, которая по мнению его организаторов присваивала несвойственные ей
функции и прислуживала государству , был знаком со многими лидерами германской социал-демократии и одним из руководителей (секретарем и исполнительным директором) «Союза Новая Родина» (Bund Neues Vaterland), под вывеской которого уже тогда подразумевалось строительство основ новой, единой Европы и в первой десятке записавшихся в него членов значился Альберт Эйнштейн. Эрнст Ройтер присутствовал в качестве зрителя на заседании Германского Рейхстага от 2 декабря 1914 г. и был свидетелем страстного выступления Карла Либкнехта против предоставления правительству военных кредитов . Он состоял в переписке с жившим в женевской эмиграции французским писателем Роменом Ролланом и был убежден, что «пока народы не завоевали свою свободу, они сами несут часть вины за эту войну...» .
С таким немалым политическим и организационным багажом да и вполне демократическими жизненными установками 27летний Эрнст Ройтер после тяжелого фронтового ранения оказался в России, сначала на протяжении более полутора лет (с августа 1916 по апрель 1918) в качестве германского военнопленного, ставшего впоследствии секретарем «Комитета военнопленных социал-демократов-интернационалистов Московского военного округа» , затем в течение семи месяцев ( с конца апреля 1918 г. до первой декады декабря 1918 г.) пребывавшего на посту председателя Поволжского комиссариата по немецким делам (в обиходе Совет комиссаров колоний, Немком) и Исполкома Трудовой Коммуны области немцев Поволжья.
Согласно опубликованным документам о деятельности «Комитета военнопленных социал-демократов-интернационалистов Московского военного округа» Эрнст Ройтер за считанные дни сделал стремительную карьеру. 19 февраля 1918 г. он впервые принимает участие в заседании комитета . Примерно в это же время (до 21 февраля) его кандидатуру выдвинули в члены комитета, где он выступил с проникнутой заботой о материальных, профессиональных и бытовых нуждах и интересах военнопленных программой привлечения их на сторону советской власти. В этой программе много места было уделено также лекциям и докладам, и в этом, несомненно, просматривается прошлый агитаторский и пропагандистский опыт Эрнста Ройтера . Если учесть, что все это происходило в преддверии съезда военнопленных, собравшегося 24 февраля 1918 г. и что в связи с реальной угрозой падения Петрограда среди самых актуальных задач Всероссийского бюро по делам пленных при ВЦИКе как раз стояла задача усиления революционной работы среди военнопленных с целью привлечения их на сторону советской власти и организации из их числа отрядов Красной Армии , то все это наводит на мысль, что Иван Ульянов и Петр Петров, бывшие в то время ответственными за работу среди военнопленных, заметили незаурядные организаторские и агитаторские способности Эрнста Ройтера и обеспечили ему столь крутую карьеру .Следует подчеркнуть, что при всей высокой поддержке Эрнст Ройтер сохранял относительную независимость суждений и не следовал слепо пожеланиям своих покровителей. Так, подписав протокол, в котором члены комитета, вероятно не без давления со стороны большевиков, были вынуждены согласиться на тотальный и строгий контроль большевистской партии за деятельностью своей организации, он в то же время выразил недоумение по поводу идеи создания коммунистической партии из эмигрантов , заявив, что такую идею военнопленные, подавляющее число которых не стремится к этому статусу, не воспримут и не поддержат, и что политической задачей комитета является исключительно революционная работа .
Конец этой «комитетской» карьере положило, однако, не его самостоятельное суждение, а подписание Брест-Литовского мирного договора, по которому Советская Россия должна была расформировать все организации военнопленных и прекратить всякую пропагандистскую работу среди них. После некоторых попыток обойти это положение договора на Всероссийском съезде военнопленных в апреле 1918 г. было принято решение о создании «Международной революционной организации иностранных рабочих и крестьян социал-демократов-интернационалистов», что фактически было ничем иным как сменой вывески. Эрнста Ройтера, однако, ждало другое, более ответственное назначение . Его вместе с Карлом Петином, соратником по работе в «Комитете военнопленных социал-демократов-интернационалистов Московского военного округа», послали в Саратов, где он стал председателем Поволжского комиссариата по немецким делам а Петин его заместителем.
В качестве основной причины назначения Ройтера и Петина некоторые исследователи этого периода истории поволжских немцев усматривают
недостаток в образованных (ausgebildete) кадрах. Такую точку зрения, в частности, высказал немецкий исследователь истории немцев Поволжья этого периода Мартин Шмидт, заметив, однако, что правительство Советской России не доверяло строительство немецкой автономии на Волге организации, не стоявшей на четких марксистско-большевистских позициях .
Ирментраут (Ирма) Гельрих-Петрова усматривала в этом назначении нежелание советского правительства отдавать строительство немецкой автономии на Волге на откуп двум прибывшим в апреле 1918 года и конкурировавшим между собой делегациям поволжских немцев, а «ставшие свободными» в связи с «официальным роспуском» военнопленных организаций в России после подписания Брест-Литовского мирного договора «испытанные товарищи» Эрнст Ройтер и Карл Петин были более подходящими кандидатурами для проведения политики центра в немецких колониях Поволжья . Это вполне логичное объяснение. В самом деле, верность центру не обязательно можно было ожидать от военнопленного Иосифа Кельнера и от тогда еще неизвестного вождям октябрьского переворота Густава Клингера из саратовской провинции
которые прибыли в Москву скорее с целью предупреждения правительства о «планах Привального», т.е. избранной на Варенбургской конференции делегации, или же возглавить автономию в случае предоставления ее правительством . Не смог, видимо, убедить в своей абсолютной надежности новых вождей России и Адам Эмих, выступившего, как уже было сказано, на апрельском 1918 года съезде военнопленных социал-демократов-интернационалистов от имени «немецких социал-демократов Поволжья». Еще меньше доверия могло быть у них к входившим в «приваленскую делегацию»бывшим «земцам» Иоганнесу Гроссу и Михаелю Кизнеру, имевшим, надо полагать, на руках постановления Варенбургской конференции, которые, как известно, возникли как реакция на разгон большевиками земских учреждений . Если учесть, что в то время особенно остро стоял вопрос об упрочении новой власти и что центр то и дело и не без основания обвинял в местничестве даже стоявших на большевистских позициях руководителей, если вспомнить, что практически за каждым Советом осуществлялся присмотр в лице комиссаров по особым поручениям или особоуполномоченных, то станет понятно, что советскому правительству нужны были люди, зарекомендовавшие себя именно в центре и способные проводить на местах политику именно центра. Назначение представителя германской социал-демократии, да еще якобы принадлежавшего «к тому течению германских социал-демократов, во главе которого стоит Карл Либкнехт» , вполне вписывалось в логику политики большевистской партии того времени, когда германские социал-демократы еще почитались «старшими братьями», т. е. более опытными товарищами. Эту широко распространенную точку зрения недвусмысленно выразил Карл Радек на учредительном съезде компартии Германии (Союза Спартака) . Интересно, что и Георг Дингес считал, что рабочие Австрии и Германии после захвата власти «нас научат, как нужно бороться за интересы рабочих масс». В архивном документе слова эти позднее, когда уверовавшие в свою миссию изначального и непогрешимого мирового революционного авангарда большевики отошли от своей прежней точки зрения, были, кстати сказать, подчеркнуты чьей-то бдительной рукой . Сделано это было, по всей видимости, с целью использования этого высказывания в качестве «компромата» и довода, что профессор Дингес не зря был арестован как «кулацкий националист».
Что же касается той легкости, с какой немцам Поволжья была дана автономия, то немаловажную роль наряду с программными установками большевиков по национальному вопросу сыграл и тот факт, что Сталин только что разработал подобный сценарий для проживавших «в окраинах поволжских татар, башкир, киргиз, Туркестанского края». 9 апреля 1918 года, как раз накануне визита автономистской делегации в Москву, он опубликовал в «Правде» статью, в которой он в качестве очередной задачи советской власти признавал не отрицание, а признание автономии. «Необходимо только автономию эту построить на базисе Советов на местах. Только таким путём может стать власть народной и родной для масс. Следовательно, необходимо, чтобы автономия обеспечивала власть не верхам данной нации, а её низам. В этом вся суть»
Эрнст Ройтер был, пожалуй, одним из немногих и одним из первых бывших военнопленных, которым почти сразу же после октябрьского переворота довелось работать в российской крестьянской среде. Вспомним в этой связи, что для бывших военнопленных такая работа ввиду отсутствия подобного опыта и через два года еще казалась самым серьезным испытанием и что многих бывших военнопленных как раз и не любили (и не только на Волге!) из-за их неумения работать с крестьянской массой .
Эрнста Ройтера такого рода деятельность, вероятно, не страшила. Ведь некоторый опыт работы с крестьянами, да и «советской работы» тоже, он приобрел после Октября во время работы в шахте, когда крестьяне из местного совета, изгнавшие прежнего владельца, но не владевшие школьной грамотой и азами экономического управления вынуждены были прибегнуть к помощи германского военнопленного Эрнста Ройтера, изучившего к тому времени вполне сносно русский язык .
На Волгу Эрнст Ройтер прибыл в момент, когда по мере укрепления позиций центральной власти после разгона Всероссийского учредительного собрания умеренная политика центра стала меняться на более радикальную , и проведение такой политики было, таким образом, возложено на Поволжский комиссариат по немецким делам и Эрнста Ройтера в качестве его руководителя. В то время единственный законный представитель всего немецкого населения Поволжья, Центральный комитет поволжских немцев-колонистов, избранный на съезде уполномоченных немецких волостей Саратовской и Самарской губерний 25-27 апреля 1917 года в Саратове и разработавший на том съезде и на съезде в Шиллинге/Сосновке важные программные документы , был практически разогнан, а созданная на народные средства газета «Саратовер Дойче Фольксцайтунг» (Saratower Deutsche Volkszeitung) была закрыта . Образованный в начале июня 1917 года Союз немцев-социалистов Поволжья , конкурировавший с Центральным комитетом ; после первых же эксцессов Красной гвардии в колониях был деморализован, а руководитель екатериненштадтских социалистов Адам Эмих и председатель Саратовского комитета Союза немцев-социалистов Поволжья Генрих (Андрей) Кениг участвовали в работе Варенбургской конференции бывших земских гласных от немецкого населения Новоузенского и Николаевского уездов Самарской губернии, возглавивших движение немцев Поволжья за автономию в составе Советского государства на основе, и в этом-то весь парадокс, все тех же земских учреждений, разогнанных по воле нового правительства. Впрочем, у нас нет данных, чтобы они выступали против решений этой конференции. Генрих Кениг, например, прибыл на учительский съезд в Екатериненштадте непосредственно с конференции и информировал собравшихся об итогах ее работы , а Эмих по просьб Центрального Совета предоставил издаваемую им газету «Дер Колонист» (Der Kolonist) для публикации постановлений, воззваний и информации читателей о деятельности Совета . Он же, по некоторым данным, даже входил в избранную на конференции официальную делегацию по вопросам предоставления немцам автономии .
Эрнст Ройтер прибыл на Волгу, когда избранный на Варенбургской конференции Временный Центральный Совет уже делал свои первые шаги и мог положиться на широко известные в колониях и имевшие немалый опыт работы с немецким населением кадры из бывших земских учреждений. Характерно, что и месяцы спустя после образования Поволжского комиссариата по немецким делам местные Советы то и дело полагали, что именно Центральный Совет является их представителем в Саратове . Отметим также, что и местные власти проводили работу с немецким населением и даже кое-что делали для удовлетворения его нужд, в том числе и национальных . Вспомним, что Ройтер прибыл в Саратов как раз в тот момент, когда местные большевики амбициозно надеялись, что Саратов на самом деле может стать центром Волжской (Саратовской) республики. Именно 18 апреля Антонов докладывал на заседании Саратовского Совета о планах ее создания. Об этом же писала Петроградская пресса . И, наконец, нельзя пренебрегать тем фактом (а об этом, к сожалению, как-то забывают), что сам Антонов-Саратовский на заседании Совета 13 июня 1918 г. полагал, что «германские империалисты, сносясь с империалистами колоний, отлично знают все это (что Поволжье – это хлебная житница России и что урожай нынче хорош - В.Х.) и предполагают, что они здесь встретят наименьшее сопротивление и даже найдут, быть может поддержку у припрятавших оружие колонистов-кулаков, которые встретят их с распростертыми объятиями и что после подписания Брест-Литовского мирного договора среди русских крестьян, в особенности в Поволжье, вовсю гуляли слухи, что реквизированный у них хлеб отправляется в Германию .
Прибыли Ройтер и Петин в Саратов также с немалыми амбициями и известным идеализмом. В программной статье «Чего мы хотим» руководство комиссариата заявило, что получив от центрального правительства мандат на самоуправление на советских началах, т.е. признания верховенства власти советов, и что оно признает этот главный принцип государственного строительства не из тактических или оппортунистических соображений с целью получения самоуправления для немецких колоний, а из убеждения в его правильности. Руководство будущей немецкой автономии объявило также, что намерено впредь строить жизнь в колониях в соответствии со своими представлениями . Освободив колонии от русских органов управления и создав единый немецкий орган самоуправления, руководство комиссариата полагало, что сможет исходить из чисто немецких реалий и наконец-то осуществить это самоуправление на понятном и родном для большинства населения немецком языке. Не намерено было руководство комиссариата и «повторять ошибки русских товарищей», а критериями для принимаемых решений виделись исключительно целесообразность и полезность для немецкого населения. По мнению руководства во главе с Ройтером немцы Поволжья будут иметь столько свободы и столько равенства, сколько они сами себе завоюют своей каждодневной работой. Они не видели никаких препятствий на пути к этому . Примечательно в связи с этим высказывание Карла Петина на собрании в Саратове 5 мая 1918, что социалистическая идея есть немецкая идея и что немецким колониям предстоит выполнить свою авангардную роль, чем, вероятно, хотел сыграть на тщеславии собравшихся .
По поводу неограниченных возможностей приобретения свободы и равенства, если немцы Поволжья этого, конечно, захотят, как и насчет «освобождения от русских органов управления» и якобы несуществующих препятствий Эрнст Ройтер и его комиссариат явно выдавали желаемое за действительное, показав тем самым, что не имеют должного представления об актуальной обстановке в регионе. Не имея на руках юридических оснований для деятельности комиссариата хотя бы в форме устава, как он был сформулирован лишь месяц спустя после приезда Ройтера в Саратов, делать такое заявления было, по крайней мере, преждевременно, если не подозрительно. Да и в самом Уставе, принятым Совнаркомом лишь после неоднократного давления со стороны Ройтера на центральную власть, комиссариат обязан был стать проводником политики этой центральной власти. В свою очередь губернские и уездные власти не лишались управленческих функций в районах проживания немцев, а были лишь обязаны войти в соглашение с комиссариатом и действовать с его ведома и по согласию с ним . Такое половинчатое решение вопроса центральной властью не могло не привести к трудностям, особенно в период становления комиссариата, к неизбежной взаимной конфронтации и даже двоевластию. Создав аналогичные «продкомовские» и другие структуры, имевшиеся в губернских и уездных структурах, Ройтер и его комиссариат явно вышли за рамки своих уставных полномочий . Поэтому одним лишь доводом, что Саратов, например, «против автономии, т.к. считает колонии неисчерпаемым источником для реквизиций» , также нельзя объяснить ситуацию в отношениях между Саратовом и немецким комиссариатом. Настороженное, а то и враждебное отношение к нему Саратовского и Самарского Советов и уездных органов управления имело, таким образом, свои причины . Что же касается, как об этом иногда пишут, использования губернскими и уездными властями услуг предшественников комиссариата (членов Центрального комитета поволжских немцев-колонистов и других лиц, с которыми комиссариат не сотрудничал или не хотел сотрудничать, или вовсе объявлял кадетами – традиция эта шла еще от социалистов), а также командировок «немцев-колонистов явно реакционного направления» Москву и Петроград , то это еще не обязательно является доказательством, что Совет работал непосредственно против Комиссариата. Если Саратовский Совет и прибегал к услугам некоторых из них (например Ф. Шайдта с его прошлым земским управленческим опытом или Сергея Караханьянца, бывшего члена редакции довольно прогрессивной газеты «Дойче Фольксцайтунг» (Deutsche Volkszeitung), а затем второго редактора «Саратовер Дойче Фольксцфйтунг» (Saratower Deutsche Volkszeitung) и, между прочим, участника июньской 1917 г. конференции немцев-социалистов в Саратове) , то лишь потому, что они лучше знали обстановку в колониях и имели там свои связи. Сетования руководства комиссариата на то, что «буржуазные элементы» колоний охотнее сотрудничают с русскими советами, которые якобы не знают об их контрреволюционных намерениях и которые, в отличие от комиссариата, их не контролируют , являются скорее доводом в пользу того, что у комиссариата с самого начала были претензии на тотальный контроль за всем немецким населением Поволжья. Привлечение к работе в колониях, например, бывшего члена Центрального комитета поволжских немцев колонистов и бывшего присяжного поверенного Карла Юстуса (вовсе не черносотенца ), на которое ссылался комиссариат , вызвано было, вероятно, больше семейственностью, нежели другими мотивами. Дело в том, что дочь Юстуса была, по некоторым данным, замужем за Ахиллом Банквицером, работавшего одно время продкомиссаром Саратовского Губернского Совета . На самом деле комиссариат опасался, что едущие в Москву лица смогут обратиться с жалобами к графу Мирбаху .
Весьма уверенно, однако, могли чувствовать себя Ройтер и его комиссариат по отношению к Временному Центральному Совету. Его члены хоть и были приглашены на известное организационное собрание 7-8 мая по подготовке съезда советов немецких колоний , однако сотрудничества с ним у руководства комиссариата не получилось, так как те якобы дистанцировались от комиссариата и в дальнейшем выступали даже против самоуправления немецких колоний . На собрании напрочь было отброшено постановление Варенбургской конференции о порядке выборов в «Учредительное собрание Федерации немцев Поволжья» (Verfassunggebende Versammlung der Föderation der Deutschen an der Wolga) как не соответствующее новым представлениям. Не менее решительно были отвергнуты доводы таких местных авторитетов, как Георга Дингеса и Аугуста Лонзингера, что не все использующие наемный труд крестьяне являются эксплуататорами и что лишение их избирательных прав (заметим, что это было за два месяца до закрепления этого несправедливого порядка выборов в первой конституции Российской Советской Республики!) не только несовместимо с демократическими нормами, но и является примером незнания местных условий в отношении исторически сложившегося в колониях землевладения и землепользования . Федерацию немцев Поволжья, задуманную участниками Варенбургской конференции как Союз немецких колоний Поволжья, Поволжский комиссариат как стоявший на платформе советской власти проводник политики Москвы не мог не превратить в Федерацию советов рабочих и крестьян немецких колоний Поволжья (Föderation der Arbeiter- und Bauernräte der deutschen Kolonien an der Wolga) . Вообще тезисы относительно организации Федерации советов рабочих и крестьян немецких колоний Поволжья (Leitsätze für die Organisation einer Föderation der Arbeiter- und Bauernräte der deutschen Kolonien im Wolgagebiet), выработанные, по всей вероятности по предложению совещании 7-8 мая и утвержденные 1 съездом Советов немецких колоний (30 июня-1 июля 1918 г.), показывают, что в представлении движущих сил движения за самоуправление (автономию) немецких колоний на Волге произошел резкий поворот . Сама идея федерации даже в измененном виде скоро также была отброшена.
Конфликт между Эрнстом Ройтером и руководством комиссариата с одной и представителями ученой и творческой интеллигенции Георгом Дингсом и Аугустом Лонзингером с другой стороны на майском совещании 1918 г. не мог не наложить печать на взаимоотношения между комиссариатом и местной интеллигенцией в будущем. В выступлениях Ройтера и подписанных им отчетах комиссариата интеллигенция эта то и дело характеризуется как не внушающая доверия, в неправильном свете изображающая действия центральной и местной власти и даже контрреволюционная, что решение, лучше не заполнять вакансии, чем работать с «шаткими элементами», абсолютно себя оправдало .
Разногласия, впрочем, очень скоро обнаружились и в отношениях между «испытанными товарищами» и руководством Саратовского комитета Союза немцев-социалистов Поволжья. Ввиду отсутствия у немцев Поволжья другой партии, с которой можно было бы сотрудничать при строительстве автономии, присланные центром Ройтер и Петин с самого начала прилагали все усилия, чтобы хоть как-то направлять или же руководить деятельностью этого союза. Однако предложении об их кооптации в президиум Саратовского комитета союза немцев-социалистов Поволжья большинством голосов было отклонено .
Итак, мы видим с одной стороны руководство комиссариата в лице Ройтера и Петина, не имеющих возможности за отсутствием немецкой организации РКП (б) вполне опираться на партию социалистов, а с другой стороны выталкивание Ройтером и Петином руководства Союза немцев-социалистов Поволжья на второстепенные должности в аппарате комиссариата и позже облисполкома . Не исключено, что назначение председателя Саратовского комитета Союза немцев-социалистов еще в самый первый период создания комиссариата его представителем при наркомнаце (московская ссылка?!) было первым шагом в этом направлении. Поэтому вовсе не удивительно, что Ройтер и Петин, не попавшие официально в руководство Союза и не имевшие возможности сделать его изнутринемецким подразделением РКП (б), уже через какой-то месяц после прибытия на Волгу вплотную занялись созданием новой партии. Не исключено, что новым доводом в пользу этой идеи послужило предложение председателя Саратовского комитета организации немцев-социалистов Поволжья Генриха Кенига отозвать из комиссариата членов комитета из-за невозможности плодотворной работы в комиссариате, не признаваемого местными совдепами .
В июне 1918 года, в преддверии 1 съезда советов немецких колоний Поволжья, Рейтер упорно пропагандирует идею роспуска Союза социалистов и принятия в создаваемую немецкую организацию РКП (б) только левых социалистов и считающих себя большевиками. Ему, по свидетельству очевидцев, возражали и Эмих и Кениг. Первый в качестве контрдовода приводил специфичность местных условий, выражающихся в малочисленности социалистических сил, а второй в принципе якобы был хотя и за роспуск Союза, но требовал для тех, кто не захочет вступить в РКП (б) или кого туда не возьмут, гарантий, что те смогут продолжать свою политическую деятельность в своих движениях. Ройтера якобы уже тогда поддержали «леваки» из провинции, жаждавшие власти или же влияния в Саратове - Шауфлер, Ледерер, Дотц , Вормсбехер и Цицер . Однако тогда осуществить свою идею Ройтер не смог, и все дружно взялись за окончательную ликвидацию и без того уже парализованного Центрального бюро поволжских немцев колонистов. Чуть позже, 5 июля 1918 года Саратовский Совет, издал под их давлением соответствующее постановление, назначив ликвидационную комиссию, в которую входил Карл Петин. И это при том, что сам Совет и в дальнейшем к неудовольствию комиссариата нет-нет да и прибегал в колониях к сотрудничеству с людьми из бывшего Центрального бюро .
Вторую попытку Ройтер предпринял на так называемом частном совещании немцев коммунистов 22 сентября 1918 года, на которое были приглашены опять-таки приспешники Ройтера из провинции, о которых речь шла чуть выше. Необходимость создания коммунистической организации немцев Поволжья Эрнст Ройтер аргументировал следующим образом: «Сейчас как никогда наступило подходящее время, как никогда необходимо привлечь для работы в колониях надежных и открыто стоящих на позициях советской власти силы и оттеснить таким образом колеблющиеся элементы в сторону. Кроме того, тем самым, можно завоевать признание русских товарищей и установить с ними хорошие отношения» .
В дальнейшем Ройтер и его товарищи интернационалисты вышли из состава партийной ячейки иностранных коммунистов и создали костяк немецкой организации РКП (б) в области немцев Поволжья, создавая одновременно партийные ячейки в уездах, где также опирался на левых радикалов вроде Дотца и Шауфлера. Союз же социалистов продолжал существовать, но будущего у него не было, т.к. Ройтер в качестве первого председателя немецкой организации РКП (б) в области старался разрушить его постепенным и осторожным приемом в партию его руководителей. Так, Клингер и Мюллер были приняты только 30 октября 1918 гола, а Кениг даже еще в ноябре в списках членов партии не значился. 21 ноября Союз еще существовал, но левых там, видимо, уже не было, а Раушенбах пишет в этот день заявление в немецкую организацию РКП (б), что выходит из Союза в связи с невозможностью пребывания в нем вместе с засевшими там правыми элементами. Таким образом Союз был окончательно дискредитирован и дни его, видимо, были сочтены. Был ли он на самом деле распущен или он «самораспустился» установить сейчас трудно ввиду полного отсутствия его протоколов за этот период .
Сложнее оказалось руководству комиссариата распространить свою власть на колонии, в которых было «очень много противников автономии», какой ее мыслило руководство комиссариата . Даже Екатериненштадтский Совет, высказавшийся еще в начале мая после горячих и продолжительных дискуссий большинством голосов за автономию , по словам Александра Дотца после организации комиссариата не доверял и не подчинялся ему. Доверие и сотрудничество установились якобы только после приезда Ройтера в Екатериненштадт в августе 1918 г. и с избранием его, Дотца, председателем уездного Совета . Неудачи с подготовкой 1 съезда Советов (см. примечание 65) также свидетельствуют о том, что руководству комиссариата во главе с Эрнстом Ройтером до реальной власти было еще далеко. Не имея, по крайней мере, до августа 1918 г. хоть как-то осуществлять власть в колониях луговой стороны (на нагорной стороне до середины сентября) , комиссариат не мог, разумеется, защитить население от открытых грабежей и насилия со стороны Красной Армии и разного рода продотрядов, посылаемых, впрочем, не всегда местными властями и нередко даже против воли и желания этих властей, которые, как и Немком, также не всегда контролировали ситуацию. Впрочем, реквизиции, проводимые уездных властями не могли не быть такими же «плановыми» или «необходимыми», как и реквизиции, осуществляемые самим Немкомом. В итоге немецких крестьян «обирали» дважды . По мере укрепления власти комиссариата и в особенности после
давления центральной власти на губернские и уездные исполнительные органы власти в рамках проведения своего декрета от 26 июля 1918 г. руководство комиссариата, имея свои каналы в Москве, старалось, по возможности, брать хлеб у крестьян в обмен на мануфактуру и другие товары, необходимые сельскому населению . Это способствовало тому, что декрет встретил некоторое одобрения в немецкой крестьянской среде и укрепил их доверие Поволжскому комиссариату. С другой стороны надо отметить, что когда комиссариат вынужден был проводить реквизиции, не имея и не получая из-за разрухи и голода соответствующих товаров для обмена их на хлеб, что вскоре стало нормой, то действия его ввиду естественного сопротивления крестьян и неизменно жесткого давления центральной власти на Эрнста Ройтера как руководителя комиссариата не могли не сопровождаться насилием.

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Viktor
постоянный участник


Пост N: 122
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.08 15:15. Заголовок: Вопрос о применении ..


Вопрос о применении насилия комиссариатом во времена, когда Эрнст Ройтер был его руководителем, встанет после его возвращения в Германию несколько раз (в 1921, 1925 и 1933-1934 гг.) на повестку дня. Как уже отмечалось, эмигранты из числа поволжских немцев связывали реквизиции, контрибуции, насилие и террор в немецкой автономии с комиссариатом и его руководителем Эрнстом Ройтером (см. примечание 33). Обвиняли его также в том, что он лично заставлял восставших против «его кровавого режима» лиц копать себе могилы и хладнокровно их расстреливал . Эрнст Ройтер все предъявляемые ему обвинения отрицал. Заметим, что по тогдашнему законодательству Германии Эрнста Ройтера не смогли бы за это наказать даже случае совершения им подобных преступлений, если имелись бы основания полагать, что совершил он их исключительно в качестве советского комиссара и на территории Советской России. Лишь в случае, если бы советское руководство само возбудило бы за приписываемые Ройтеру преступления уголовное дело или если бы его обвинителям удалось доказать, что приписываемые ему преступления он совершал якобы с целью, скажем, удовлетворения своих низменных инстинктов, Эрнсту Ройтеру грозило бы тюремное заключение. Эрнст Ройтер, тогда еще председатель окружного комитета Берлин-Бранденбург Объединенной компартии Германии, написал в этой связи 6 мая 1921 г. письма Карлу Радеку, Станиславу Пестковскому и Иосифу Сталину. Радека он просил позаботиться о том, чтобы наркоминдел «согласно прилагаемому образцу» сделал заявление, что не выдвигает против него, Ройтера, никаких обвинений. Препроводив это письмо Пестковскому и Сталину, Ройтер просил их дать указание о посылке всего газетного материала о его деятельности в Поволжье, а Густаву Клингеру поручить написать и отправить в Берлин соответствующее официальное разъяснение по поводу этой деятельности .
В середине 1920-х годов в связи с новыми на него нападками по поводу якобы совершенных им в Поволжье преступлений Эрнсту Ройтеру, работавшему в то время редактором отдела внутренней политики газеты «Форвертс» (Vorwärts), партийного печатного органа Социал-демократической партии Германии, удалось заручится поддержкой Альфреда Бонвеча (Alfred Bonwetsch) и Хайнриха Эрта (Heinrich Ehrt), ответственных в 1918 г. за реэмиграцию поволжских немцев сотрудников германской миссии в Саратове. В письме главному редактору «Форвертс» Фридриху Штампферу (Friedrich Stampfer) они писали, что за время свой деятельности в Саратове по организации реэмиграции поволжских немцев в Германию они имели официальные встречи с Эрнстом Ройтером и могут охарактеризовать его как вполне добропорядочного человека. Кроме того, они заверили его также, что им ничего неизвестно как о якобы лично совершенных Ройтером актах насилия так и о насильственных действиях, совершенных якобы по его прямому указанию . В 1933-1934 гг., когда (теперь уже нацисты) Ройтера вновь арестовали и предъявили обвинения в том числе и по данному делу, это письмо Бонвеча и Эрта, ставших к тому времени активными членами НСДАП, как и свидетельство бывшего соратника Эрнста Ройтера по работе в Поволжском комиссариате по немецким делам Фритца Нонненбруха (Fritz Nonnenbruch), к тому времени также перешедшего на сторону национал-социалистов и работавшего редактором отдела торговли газеты «Фелькишер Беобахтер» (Völkischer Beobachter), партийного печатного органа НСДАП , помогли Эрнсту Ройтеру пережить это трудное для него время. Гестапо вынуждено было признать, что не удалось до конца выяснить все обстоятельства пребывания Ройтера на посту председателя Поволжского комиссариата по немецким делам .
Документальные источники позволяют, между тем, говорить о том, что руководство комиссариата, в обязанности которого входило проведение реквизиций или же дача своего согласия на их проведение и осуществление штрафных мероприятий, в широких масштабах проводило принудительную мобилизацию в Красную Армию, давало санкции на подавление восстаний и волнений немецких крестьян . В своем сообщении «не для прессы» заместитель Эрнста Ройтера Карл Петин, пишет в октябре 1918 г. о том, что, например, член первого исполкома и председатель Екатериненштадтского Совета Александр Дотц лично расстрелял некого Рюба из колонии Паульское, а затем приказал стрелять из пулемета по толпе собравшихся недовольных крестьян, в результате чего имелись убитые и раненные. Вызванный на подмогу московский отряд довершил начатое и расстрелял зачинщиков восстания. Петин писал в том же сообщении, что для подавления восстаний в северных колониях собственными силами требуются 150 человек и пулеметы . Что касается самого Эрнста Ройтера, то в архивных документах нет прямых указаний на то, что он принимал непосредственное участие в бесчинствах над немецкими крестьянами. Инкриминируемое ему преступление – повешение некого Вормсбехера, одного из зачинщиков восстания в Варенбурге на башне местной церкви, было совершено в январе 1919 г. , т.е. уже после отъезда Ройтера в Германию (предположительно не ранее 11 декабря 1918 ). Как руководитель комиссариата он, однако, отправил 18 июля 1918 г. наркому по делам национальностей и находившемуся в Москве Густаву Клингеру телеграмму следующего содержания: «Возстание северных колониях Шафгаузена до Ремлера давно ликвидировано точка Нашей стороны восемь убитых Баронских красноармейцев другой стороны неизвестно точка Подробный доклад через Петина Шнейдера выезжающих субботу
Совет Комиссаров немецколоний Рейтер» .
Что же касается взаимоотношений между Ройтером с одной стороны и Бонвечем и Эртом с другой стороны, то на официальном уровне они могли быть вполне нормальными. Однако многочисленные архивные документы свидетельствуют о том, что сам Ройтер был не только на словах ярым противником реэмиграции поволжских немцев в Германии, но и делал все, чтобы воспрепятствовать этому движению. Комиссариат всеми силами боролся «против махинаций германской комиссии», заявлял ей, что «чихать хотел на охранные свидетельства», а чтобы и вовсе перекрыть все каналы, вынес запрет на выдачу разрешения на выезд в Германию лицам, замешанным в контрреволюционных действиях . Это обвинение могло быть предъявлено любому желающему эмигрировать. Комиссариат требовал от Наркоминдела аннуляции «реэмиграционных статей» 21 и 22 дополнительного соглашения к Брест-Литовскому мирному договору , в числе первых его постановлений было сразу два постановления о реэмигрантах , а как только Советская Россия расторгла мирный договор с Германией, то в колонии было послано грозное требование комиссариата, немедленно назвать всех владельцев охранных свидетельств поименно c перечислением имущественного положения и вырученных денег от проданных вещей и инвентаря. В ответе колонии Хоффенталь (Hoffental) было названо 21 лицо, из них 9 бедняков, 4 не имеющих никакого имущества и 8 состоятельных . Пример этот ставит под сомнение утверждение руководства комиссариата, что эмигрировали сплошь и рядом богачи , а также показания Ирмы Петровой об эмиграции в Германию в первую очередь кулаков и контрреволюционеров (см. примечание 97). И, наконец, наркомнац по ходатайству комиссариата просил одного из руководителей «чрезвычайки» Петерса принять Петина, который обязательно хотел поведать «о поведении германского правительства в Саратове» .
Более реалистично руководство комиссариата во главе с Эрнстом Ройтером подошло к земельной реформе в колониях. Разработанная в июле 1918 г. земинструкция была вполне применимой базой для развития сельского хозяйства в колониях и поддержания внутреннего мира в колониях после произведенной экспроприации крупных земельных владений. Малоземельные и не имеющие в достаточном количестве инвентаря и тягловой силы крестьяне должны были объединиться в своего рода кооператив с теми, у кого всего этого было в избытке. Кроме того, эта мера должна была обеспечить быструю уборку урожая 1918 г. и полный засев полей в 1919 г. Ройтер не без гордости докладывал в Москву, что поступают сведения о принятии земинструкции сельскими обществами . Однако в дальнейшем комиссариат, то ли под давлением общероссийских обстоятельств, то ли по другим причинам, отбросил прежние планы, и на 2 съезде Советов немецких колоний речь шла уже об общественной обработке земли, чтобы таким образом у колонистов не развилось чувство собственника. Преимущество было дано образованию сельхозкоммун, которым прочили большое будущее . На том же съезде было принято решение об образовании комитетов бедноты .
Особенно много полезного для немецких колоний Поволжья Эрнст Ройтер намеревался сделать на поприще народного образования и здравоохранения. Этому делу он действительно отдавал много сил и энергии. Свидетельством этому является переписка Немкома и Немисполкома с Народным комиссариатом по делам национальностей. Очень важным Ройтер считал посылку в колонии учителей и врачей, в том числе зубных, получивших образование в Германии или Австрии. И многого добился в этом деле .
Из задуманного Эрнсту Ройтеру сделать удалось далеко не все. К тому же, развитие событий после его отъезда свело на нет многое из уже сделанного. На вопрос, смог бы Ройтер, если бы остался в Саратове, направить развитие событий в другое русло, нет однозначного ответа. Однако известно, что после его отъезда в Германию к власти очень скоро прорвались силы, которые он в свое время сам «вскормил» для укрепления своего влияния в немкоме и немисполкоме и которые не в состоянии были вести хоть какую-то самостоятельную политику. Это безусловно ускорило наступление того краха, из которого немецкие колонии выбрались только к середине 1920-х годов.
После отъезда Эрнста Ройтера в Германию на время «сколько потребуют обстоятельства», с целью проведения необходимых закупок для нужд области немцев Поволжья и привлечения лиц для работы на Волге , на Волгу он уже не возвращался. Его письма матери и брату Карлу свидетельствуют однако, что мысли о возращении на Волгу у него все же возникали. Окончательно он оставил эту идею лишь в конце февраля 1919 г.
Подводя итоги деятельности Эрнста Ройтера в России и Поволжье, следует отметить, что несмотря на добрые устремления он взялся за дело, которое в условиях большевистского режима и большевистской идеологии он осуществить никак не мог. Более того, с этой идеологией он на время частично солидаризировался. Поэтому его мечта о прекращении вражды между людьми ничуть не мешала ему проводить политику «классовой дифференциации» и таким образом способствовать возникновению социальной вражды. Его мечта о свободе каждого уживалась с проводимой им же политикой притеснения «кулаков» и «контрреволюционеров». Пример деятельности Эрнста Ройтера в Поволжье наглядно показывает, что классовая идеология способна оттеснить вполне сложившиеся демократические принципы и что, не щадя себя во имя светлых идеалов можно также не щадя себя поставить свой талант и свои знания на службу политике и режиму, от которых не всем дано отмежеваться. Эрнст Ройтер сделал это с редкой последовательностью. Поэтому его политическая биография не требует ни приукрашивания «поволжского периода», ни вообще какой бы то ни было идеализации, чем к великому сожалению страдают публикации об этом неординарном человеке.


эту статью с множеством коментариев автора можно прочитать тут:
www.sgu.ru/sguprojects/cultural/science/docs/konf2.doc




Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Victor
Профессиональный историк


Пост N: 62
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.08 18:18. Заголовок: Генрих Ich habe mein..


Генрих Ich habe meine Autorenexemplare noch nicht bekommen. Könnte Ihnen aber vorab die elektronische Version zusenden. Das Heimatbuch ist ausgeliefert und das Inhaltsverzeichnis im Forum von alwis präsentiert. Siehe Tscho potschitat' o nemcach Povolsh'ja (prodolshenie)
Victor

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Генрих
постоянный участник


Пост N: 858
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.08 00:31. Заголовок: Victor , Danke. Bitt..


Victor ,
Danke. Bitte schicken Sie mir die elektronische Version. Adresse: h.flegler@gmx.de
Und das Buch („von der Autonomiegründung zur Verbannung und Entrechtung“)
kann ich später bei der Landmannschaft bestellen ?


Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Victor
Профессиональный историк


Пост N: 70
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.08 01:00. Заголовок: Генрих Das werde ich..


Генрих Das werde ich morgen tun. Da ich drei verschiedene Beiträge für dieses Heimatbuch geschrieben habe, gibt es für mich sechs Autorenexemplare. Und ein Exemplar habe ich als Mitglied der Landsmannschaft bereits bekommen. Also erhalten Sie ein Exemplar von mir gern als Geschenk.

Meinen Beitrag über Ernst Reuter (siehe oben), der in einem Saratower Konferenzband von 2005 in Russisch erschienen ist, hat jemand ohne Fußnoten ins Internet gestellt. Zum Beitrag selbst: Ich habe ihn inzwischen etwas ergänzt und in Teilen überarbeitet. Will ihn in deutscher Sprache einer wissenschaftlichen Zeitschrift anbieten (zum 120. Geburtstag von Ernst Reuter).
Das Material, welches ich Ihnen versprochen habe, geht morgen an die angegebene E-Mail-Adresse.
Viele Grüße aus Göttingen
Victor

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
alwis
постоянный участник


Пост N: 162
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.08 22:28. Заголовок: Hallo Victor, Я хоте..


Hallo Victor,
Я хотел бы вернуться к положению в колониях во время царствования Ернст Ройтер. Вы пишите при помощи и за счёт Комиссариата увеличились поставки хлеба до 300 000 пудов в день. Урожай на нагорной стороне обычно был в 7 лет один раз, поэтому зерно хранили в складах (Магацин) и этим страхавали неуражайные годы. Зерно в этих Магацинах принадлежало всей Гемайнде и особенно для помощи беднейших слоёв населения. Все склады были насильно очищены подметёлку. Эти мероприятия имели мало общего с богатыми того времени. За выдающие »успехи и заслуги», спас от голода центры революции, был после послан в Германию продолжить начатое дело. (по расказу моего деда)
При прибытие его в Германию, волжские колонисты проживающие здесь подали на него в суд, как основного виновника за голод в немецких колониях. За отсутствие улик, дело было закрыто.
Интересно почитать его рапорты Москве.
Какую роль играл Ернст Ройтер, был он только mitläufer?
Что расказывают открытые архивы на востоке и на западе о его заслугах во время его пребывания на Волге?

Gruß Alwis


Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Генрих
постоянный участник


Пост N: 866
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.12.08 16:04. Заголовок: Victor , спасибо за ..


Victor ,
спасибо за Вашу статью:
Aus der Entstehungsgeschichte des Kommissariats für deutsche Angelegenheiten im Wolgagebiet.

Принципиальный вопрос,
а почему нельзя выставить эту статью тут на сайте, чтоб все любители истории Волжских немцев могли её
читать ? Мне кажется это самая "капитальная" статья которую я читал по истории образования Немповолжья (республики).

Для начала у меня маленький вопрос:

 цитата:
Wichtig ist festzuhalten, dass die Beschlüsse der Warenburger Konferenz in diesen Verhandlungen offenbar keine Rolle spielten. Denn nach den Vorstellungen der Zemstvo-Leute sollten die Wolgadeutschen eine Autonomie bekommen, die eine echte Selbstverwaltung ermöglichen und vor der Willkür der Sowjetbehörden, die bekanntlich im Januar 1918 die Zemstvo mit Gewalt auseinandergejagt hatten, schützen würde.



Правильно ли я понял,
до большевиков было уже решение Земства образовать Автономию Немцев на Волге?
Большевики или социалисты только запрыгнули на эту идею чтобы наполнить ею своим содержанием
и таким образом установить свою власть на Волге.
Какое Земство в Петербурге, в Саратове ? Немцы на Волге имели своё Земство ?

Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Студент



Пост N: 230
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.12.08 01:45. Заголовок: Статья Виктора Хердт..


Статья Виктора Хердта "Aus der Entstehungsgeschichte des Kommissariats für deutsche Angelegenheiten im Wolgagebiet" очень объёмная и содержательная, безусловно заслуживает внимания. Автор очень тщательно подходит к рассмотрению вопроса и как верно заметил Генрих, "капитально" анализирует историю возникновения Поволжского Комиссарита.

С тем чтобы не "потеряться" в обилии представленного в статье фактического материала, обратимся к отдельным её моментам, которые перекликаются с тем, что уже обсуждалось на данной ветке.

Речь идёт о возможном массивном внешнеполитическом давлении со стороны Германии на советское правительство, имевшем целью покровительство колонистам и о реакции на это центральной большевистской власти в виде создания Поволжского Комиссарита.

В этой связи имеет смысл ещё раз взглянуть на взаимоотношения между Россией и Германией того периода. Прежде всего, стороны продолжали ведение переговоров начатых в Брест-Литовске. Речь шла и о выплате паушальной суммы в шесть милиардов марок для погашение довоенных займов, а также за ущерб от национализации предприятий и другого имущества германских собствеников.

Данные переговоры вызывали резко негативную реакцию со стороны всех российских политических сил и настраивали их против Германии, за исключением одной - большевистской. В германских газетах появились материалы призывающие содействовать большевизму поскольку таким образом существенно подрывается мощь прежнего российского государства и делает его бессильным на будущее время. По свидетельству очевидцев стремление сохранить хорошие отношения с большевиками простиралось так далеко, что германский МИД выступал за запрет критических публикаций о действительном положении дел в РСФСР.
Приведу цитату из документа (найден в сети, за достоверность не готов поручиться) германского МИДа подготовленного в мае 1918 года, в котором говориться:

 цитата:
Что касается России, то в наших интересах в ближайшем будущем достичь с ней по-настоящему урегулированных отношений, чтобы охватить страну экономически. Чем сильнее мы будем вмешиваться в ее внутреннюю политику, тем больше будет углубляться существующая между нами пропасть, явившаяся поводом целого ряда русских протестов. Не следует забывать, что Брестский мир ратифицировали только большевики, и то не все, что остальные крайне левые силы, а именно социалисты-революционеры и социал-демократы, высказались против его ратификации и что стоящие на более правых позициях партии также не одобрили его. Поэтому в наших интересах, чтобы вначале у руля оставались большевики.



Таким образом, можно сказать, что методы массивного внешнеполитического давления не очень вписывались в избранную тактику межгосударственных отношений.
С другой стороны, и большевики старались не допустить разрыва отношений с Германией. Однако при этом сводили на нет всякое начинание выгодное для германцев путём бездействия или «упорнейшего пассивного сопротивления и под маской самого предупредительного отношения и самых любезных обещаний».


Спасибо: 0 
Профиль Ответить
Ответов - 122 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Посещений WD-форума сегодня: 0
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет